Бар Noor Electro

Обжитое московской интеллигенцией место. Образец истинного гостеприимства. 

Бар Noor, закрывшийся летом 2014 года на время реконструкции Московского драматического театра имени Станиславского, в 2015 заработал в обновлённом виде. Преобразованием занимались те же люди, которые делали бар изначально — бюро Noor Architects совладельца Сергея Покровского, только в этот раз вместе с ним работал не дизайнер Никита Горленко, а уже другой коллега — совладелец бюро Михаил Беляков.
Noor работает с 2009 года и сейчас стал больше чуть ли не в два раза. В остальном всё по-прежнему: жёлтые стены, зеркало, зелёный потолок, пианино, меню с едой, коктейльная карта и сама команда бара. 
Знаменитые жёлтые стены бара (цвет выбирал, разумеется, сам Покровский, также дизайнер и архитектор) в одном из залов перекрашивать не стали. «Говорить тут особо нечего, можно найти сколько угодно ассоциаций», — объясняет выбор Сергей и объявляет в ассоциативном ряду Калифорнию и Марокко, добавляя: «Тепла хочется, как-то всё не очень весело в этом городе».
Вилладж

Место, где пьянство имеет богемный характер, как было принято говорить лет 25 назад по любому схожему поводу – не для средних умов. «Нур», хоть по локации почти Патрики, по смыслу – совсем не они. Легкомысленно пить всякую популярную ерунду, болтая ножками в открытое окошко – это не сюда. Сюда – тем, кто готов принять на грудь всю брутальную мощь владыки этого бара, одного из самых главных bartender brothers Марата Саддарова и его по-взрослому татуированных подручных.
ТаймАут


Бар Noor Electro
Все события